Физика абитуриенту. Решение задач по физике.
Историческая физика.Он мечтал  о России процветающей. К 170-летию со дня рождения Д.И. Менделеева.
О сайте
Порядок работы
Новости сайта
Контакт
Приёмная комиссия.
Вступительное задание.
Открытые уроки.
Учебники по физике.
Задачи по физике.
Справочник по физике.
Вопросы и консультации.
Рефераты.
Олимпиады и турниры по физике.
Современная физика.
Весёлая наука.
Уголок крохобора.
Не только физика.
Директория ссылок.
Репетиторы
Малая академия наук.

Гостевая книга .

info@abitura.com

Он мечтал о России процветающей

К 170-летию со дня рождения Д.И.Менделеева.
М.М. Савченко 
кандидат историчесих наук 
  
Менделеев
 

Убежденным протекционистом Менделеев был по некоторым глубоко укорененным в самых глубинах его социологического мышления основаниям. Он ясно видел при этом, что примыкает к реально могущественной в истории России, но в то же время непопулярной в образованных классах традиции. 
П.Б. Струве
 
 

Дмитрия Ивановича Менделеева (1834-1907) можно отнести к числу великих ученых-энциклопедистов. Его деятельность знаменовала собой целую эпоху в развитии мировой науки. Работы Менделеева по Периодическому закону составляют лишь небольшую часть его творческого наследия. По справедливому замечанию И.А. Каблукова, "наука и промышленность, сельское хозяйство, народное образование, общественные и государственные вопросы, мир искусства - все привлекало его внимание, и везде он выказывал свою могучую индивидуальность" [1]. 

Судьба творческого наследия ученого оказалась трудной. Непросто складывалась и сама его жизнь. Ему были присущи личная и научная смелость, самостоятельность суждений. И он никогда не мирился "ни с какими безобразиями существующего мира" [2, с. 71]. Сложным оказался путь к признанию работ Менделеева на экономические темы. Между тем их общий объем составляет сотни печатных листов, а сам ученый считал свой труд одним из трех главных направлений служения Родине, наряду с работами в области естествознания и преподавательской деятельностью. Менделеев выступал за промышленный путь развития России: "Я не был и не буду ни фабрикантом, ни заводчиком, ни торговцем, но я знаю, что без них, без придания им важного и существенного значения нельзя думать о прочном развитии благосостояния России. Меня при этом не страшит тот страх капитализма, которым заражена вся наша литература" [3, с. 26]. 

Одной из доминант разработанной им программы социально-экономического развития страны был таможенный протекционизм, проведение которого наряду с осуществлением других мер могло создать, по мнению ученого, необходимые предпосылки для быстрой индустриализации и обеспечить экономическую независимость страны. Последовательный сторонник протекционизма, Менделеев сыграл выдающуюся роль в формировании и осуществлении таможенно-тарифной политики России в конце XIX-начале XX в. 

На протяжении почти всего XIX в. вопросы таможенной политики находились в центре общественного внимания. Шли оживленные споры. В них отразились острые проблемы российской действительности, связанные с выбором приоритетов социально-экономического развития страны, типом ее модернизации. Дискуссия была заметным явлением в общественной жизни еще и потому, что в разное время ее участниками были лучшие умы России: государственные и общественные деятели, ученые, специалисты-практики, давшие немало примеров глубокого понимания потребностей развития страны. На рубеже веков в ней принял участие Менделеев - тогда уже авторитетнейший ученый с масштабным патриотическим мышлением. Разумеется, его суждения по вопросам таможенно-тарифной политики и многообразная деятельность в этой сфере воспринимались участниками дискуссии и общественностью неоднозначно. Более того, как отмечал А.И. Скворцов, деятельность Менделеева, рисующая его, скорее, как политэконома, "встречала гораздо чаще осуждение общества, чем одобрение". "В то время... у русских ученых-экономистов считалось нелиберальным или даже антинаучным признавать законность таможенного обложения: в символ веры большинства наших экономистов входило еще поклонение свободе торговли. Но, конечно, не Дмитрий Иванович мог испугаться выступить против общераспространенного мнения, раз он признал его заблуждением" [4]. Обширная литература конца XIX-начала XX в. по таможенно-тарифной проблематике носила преимущественно полемический характер и отражала всю остроту борьбы фритредеров и протекционистов. 

Радикализм первых послереволюционных лет предполагал использование из наследия прошлого только то, что было созвучно переустройству общества на социалистических основах. Между тем политические умонастроения ученого отличались монархизмом, неприятием революционного насилия и убежденностью в возможности прогрессивного капиталистического развития России. В оценках новой властью естественно-научного и общественно-экономического наследия ученого нетрудно было увидеть как бы двух Менделеевых: одного - великого естествоиспытателя, "научно-технического оптимиста", постигшего тайны мироздания; другого - консервативного буржуазного экономиста, заветной мечтой которого было "насаждение в России крупной промышленности и буржуазии" "под ласковыми лучами солнца абсолютизма" [5]. На взаимосвязь этих характеристик с идеологией и политикой нового государства достаточно определенно указал Л.Д. Троцкий в своем докладе на Менделеевском съезде в 1925 г.: "Чем с большим доверием социализм относится к наукам, посвященным непосредственному изучению природы, тем с большей критической подозрительностью подходит он к наукам и псевдонаукам, тесно связанным со структурой человеческого общества, его экономической организацией, государством, правом, моралью и пр." Троцкий отмечал также, что "основная ткань общественного миросозерцания Менделеева была консервативна", что он "с недоброжелательством и даже презрением относился к проблеме общественного переустройства", взамен этого ожидая "лучшего будущего от положительной науки" [6]. 

С переходом к государственной монополии внешней торговли проблемы таможенно-тарифного регулирования экспортно-импортных операций довольно быстро утратили свою актуальность. Трактовка В.И. Лениным протекционизма как вопроса буржуазной политики, как "социально-политического фактора" капитализма стала на многие годы методологическим ориентиром для советских исследователей [7]. 

Послевоенные годы были отмечены возросшим интересом к экономическим работам Менделеева и более широким обращением исследователей к архивным материалам. В немалой степени этому способствовали постановления правительства по вопросам разработки научного наследия и изданию трудов ученого (1947, 1952) и создание специальной комиссии при Президиуме АН СССР (август 1952). Большое значение имело завершение издания сочинений Менделеева, в которые были включены его главные работы по вопросам торговли и таможенной политики [8]. К сожалению, серьезные недостатки пока единственного в своем роде издания существенно снижают его научную ценность [9]. Работы Менделеева, подвергавшиеся еще дореволюционной цензуре, стали объектом серьезной "экспертизы" на политическую лояльность: в экономических трудах ученого были произведены обширные изъятия, в некоторых случаях допускались произвольные изменения текста. В ряде работ о Менделееве-экономисте, вышедших в эти годы, некоторое внимание уделено таможенно-тарифным вопросам [10-13]. Его участие в разработке теоретических основ таможенной политики и ее практической реализации нашло отражение в обобщающих трудах по экономической истории России [14, 15]. Они - определенный шаг вперед в изучении этой части наследия ученого. Но в большинстве своем указанная литература содержит прежние оценки Менделеева как "буржуазного экономиста", у которого в объяснении общественных явлений "преобладают идеалистические взгляды" [8, т. 24, с. XXVI]. В то же время вопреки ленинской оценке в литературе появилось признание прогрессивности протекционистской программы Менделеева, соответствовавшей в основном потребностям экономического развития пореформенной России [16]. Приводился положительный отзыв Ф. Энгельса о первом выпуске "Толкового тарифа" Менделеева (1891) и его оценка политики протекционизма для пореформенной России как вполне естественной и необходимой [17]. Большое значение имело создание фундаментальной библиографии трудов ученого, дающей наиболее полное представление о его многообразной деятельности [18]. 

В 1990-е годы в связи с ликвидацией государственной монополии внешней торговли, повышением роли таможенной политики как составной части экономической политики государства и ин-ституционализацией таможенного дела стал заметно возрастать интерес к истории финансов, торговли, таможенно-тарифного регулирования. Издание экономических трудов Менделеева, работы исследователей свидетельствуют о растущем внимании к этой стороне деятельности ученого [3,19-24]. 

* * *
Интерес Д.И. Менделеева к общим вопросам социально-экономического развития России складывался постепенно. Еще в 1860-е годы Дмитрий Иванович начал заниматься проблемами конкретных производств и целых отраслей, изучал условия экономического развития отдельных регионов. По мере накопления материала он переходит к разработке собственной программы социально-экономического развития страны. Первой обобщающей работой Менделеева стал доклад "Об условиях развития заводского дела в России", сделанный на открытии торгово-промышленного съезда в Москве (1882). О нем впоследствии ученый писал: "Считаю, что с этого момента мое отношение к промышленности России получает ясную определенность, сказавшуюся в 1890-1899 годах" [25, с. 68-69]. Доклад на съезде, а также статья "О возбуждении промышленного развития в России" (1883-1884) и "Письма о заводах" (1885-1886) представляют цикл работ, отражающих систему экономических воззрений ученого, сложившихся к середине 1880-х годов. 

Доказывая историческую необходимость индустриализации в России, Менделеев указывает на таможенный тариф как на одну из мер поддержки отечественной промышленности: "Без первоначального покровительства, конечно, нельзя ждать даже того, чтобы на внутренних рынках свои заводы могли соперничать с готовыми уже западными заводами... А когда заводы вырастут, можно действовать и на английский манер, проповедуя свободную торговлю". Однако ученый выступает против покровительства отдельным лицам и предприятиям, что, по его мнению, "возбуждает не предприимчивость, а искательство" [26]. 

Дмитрий Иванович, по образному выражению одного из биографов ученого, "все время держал ногу в экономическом стремени" [27], и когда в конце 1880-х годов настало время разработки таможенного тарифа, святая святых экономической политики любого государства, он сразу был готов приступить к этой грандиозной работе. Между тем таможенная политика России стала 

приобретать строго протекционистский характер. По отношению к стоимости ввезенных в страну товаров таможенные пошлины составляли: в 1857-1868 гг. - 18%, в 1869-1876 гг. - 13%, в 1877-1880 гг. - 16%, в 1881-1884 гг. - 19%, в 1884-1890 гг. - 28% [28, с. 142, 323]. 

В литературе существуют различия в понимании целей и характера таможенной политики России 1880-х годов. Н.Н. Шапошников видел в ней "рецидив меркантилизма и огульный протекционизм", П.Б. Струве - взаимодействие фискализма и протекционизма, которое привело к созданию таможенной системы, окончательно оформившейся в 1891 г., М.Н. Соболев признавал в ней доминирующей фискальную цель, полагая, что именно она была "блестяще осуществлена при величайшем напряжении платежных сил народной массы" [29-31]. Несмотря на различие в оценках, ясно, что наряду с протекционными соображениями интересы фиска являлись определяющими при осуществлении таможенных мер: увеличение государственных доходов было потребностью каждого дня. 
  Вышеградский

 И.А. Вышнеградский (1832-1895) - министр финансов (1888-1892),
почетный член Санкт-Петербургской Академии наук с 1888 г. 

О начале своего непосредственного участия в работе по пересмотру тарифа Менделеев вспоминал так: "В сентябре 1889 г. заехал, по-товарищески, к И.А. Вышнеградскому, тогда министру финансов, чтобы поговорить по нефтяным делам, а он предложил мне заняться таможенным тарифом по химическим продуктам" [25, с. 80]. Как указывал сам ученый, ему был поручен "разбор материалов, подготовленных для предстоящего пересмотра общего таможенного тарифа, с тем чтобы к январю 1890 г. представить свои соображения и заключения хотя бы по одному разряду товаров, производимых на химических заводах" [32, с. V]. 

Ознакомившись с указанными материалами, Менделеев убедился, что рассмотрение тарифа какого-либо разряда привозных товаров в отдельности, без связи со всеми остальными, может не принести желаемого результата [32, с. VII]. У него возник замысел составления общего тарифа всех товаров, соответствующего состоянию и потребностям русской промышленности, что предполагало разработку принципов таможенной политики, а также системы распределения товаров, в которой выступала бы их взаимная связь. Казалось, что реализовать такой грандиозный замысел, к тому же в столь сжатые сроки, одному ученому, даже при наличии обширных знаний и необходимых материалов, - невозможно. Но Менделеев, понимая, что от предстоящего пересмотра тарифа во многом зависит промышленное будущее страны и ее экономическая независимость, "живо принялся за дело, овладел им и напечатал этот доклад к Рождеству" 1889 г. [25, с. 80]. 

Подготовка доклада потребовала дополнительного изучения большого материала по экономике промышленности и сельского хозяйства, внешней торговле, сопоставления разнообразной информации, обработки обширных статистических данных. Тщательность работы с источниками была отличительной чертой исследовательского метода Менделеева. Сын ученого И.Д. Менделеев вспоминал: 

"Отец всякое исследование начинал с кропотливой и колоссальной работы по собиранию и обработке отдельных фактов. «Дайте мне прежде всего цифирьку», - говорил он шутя сотрудникам и посетителям. Казалось сначала, что он работает исключительно над частностями, всецело погружен в них. Но из этих частностей под конец вырастало как бы само собой обобщение, универсальный закон" [33]. 
В декабре 1889 г. докладная записка "Связь частей общего таможенного тарифа. Ввоз товаров" - первая крупная работа Менделеева по тарифному вопросу - была представлена министру финансов. Впоследствии Дмитрий Иванович оценивал ее так: 
"Этим докладом определилось многое в дальнейшем ходе, как всей моей жизни, так и в направлении обсуждений тарифа, потому что цельность плана была только тут. С.Ю. Витте сразу стал моим союзником, а за ним перешли и многие другие" [25, с. 80]. 
Продолжая заниматься тарифными проблемами, Менделеев в октябре 1890 г. представил тому же И.А. Вышнеградскому обширное "Добавление к докладной записке, относящейся к связи частей таможенного тарифа". Представленные доклады и их обсуждение быстро сделали Менделеева основной фигурой среди приглашенных разработчиков тарифной реформы. В 1890 г. ученый участвовал в заседаниях совещания и комиссии по тарифному вопросу и был, по словам В.И. Ковалевского, "духовной осью всей работы... по созданию промышленного протекционизма" [34, с. 39]. В феврале 1891 г. он представил И.А. Вышнеградскому записку "О таможенной пошлине на серу и серный колчедан", весной работал экспертом в Департаменте государственной экономии Государственного совета. 
В острых дискуссиях Менделееву удалось отстоять главные принципы своего проекта, они не затерялись в многочисленных замечаниях, поправках и легли в основу общего таможенного тарифа Российской империи по европейской торговле. 27 мая общее собрание Государственного совета одобрило таможенный тариф, 11 июня 1891 г. он был высочайше утвержден и 1 июля введен в действие, став кульминационным пунктом протекционистской политики России (в 1891-1900 гг. таможенное обложение составило 33% стоимости ввозившихся в страну товаров [28]). Современники и исследователи отечественной экономической истории не без оснований называли этот тариф "менделеевским". 

Активная работа ученого по подготовке таможенного тарифа совпала с драматическими событиями в его жизни, связанными с вынужденным уходом из Санкт-Петербургского университета (март 1890 г.). Оставив преподавательскую деятельность, которой он посвятил три десятка лет, Менделеев планировал издание газеты с целью развития "начал протекционной политики, которую считал... единственным способом спасения России ...и путем к верному прогрессу и просвещению в его истинном, жизненном смысле" [25, с. 32]. С этого времени экономическая тематика становится одной из главных в его научной и общественной деятельности. 

Менделеев придавал большое значение широкому распространению знаний о промышленности и торговле и, понимая уникальность материалов, собранных в ходе подготовки нового таможенного тарифа, настаивал на их публикации. Поскольку это не было сделано, ученый решил сам изложить "свои экономические верования" и свое понимание тех последствий, которых можно ожидать от применения нового русского таможенного тарифа. "Не хотели публиковать все труды тарифной комиссии, как я просил, - вспоминал Менделеев позднее, - так я свою издал - и очень рад. Но книга пошла" [25, с. 98]. Так в 1891-1892 гг. появился знаменитый "Толковый тариф, или исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года" - главное произведение Менделеева по проблемам таможенной политики. 

Как следует из предисловия, "Толковый тариф" "назначается быть по возможности краткою справочною книгою для тех, кому не чужды промышленные интересы страны" [35, с. X]. Он представляет собой подробные комментарии к таможенному тарифу с экономическим обоснованием принятых в нем ставок обложения по отдельным видам товаров, описанием состояния основных отраслей и выяснением перспектив их развития. Широкий круг использованных источников, обширность представленного материала, тщательность его обработки и систематизации сделали "Толковый тариф" своеобразной экономической энциклопедией пореформенной России. В этом труде в полной мере проявилась сила синтезирующей мысли Менделеева, его способность к "всепознанию", отмечавшаяся многими современниками. В поэтическом восприятии А.А. Блока эти черты ученого-мыслителя, увиденные при личном общении, запечатлелись в виде яркого образа: 

"Он давно ВСЕ знает, что бывает на свете. Во все проник... Это всепознание лежит на нем очень тяжело. Когда он вздыхает и охает, он каждый раз вздыхает обо всем вместе. Ничего отдельного или отрывочного у него нет - все неразделимо" [36]. 
"Тарифными делами" Менделеев занимался увлеченно. "Какой я химик, я - политико-эконом; что там «Основы» [химии], вот «Толковый тариф», это - другое дело", - говорил он [37]. Особенностью творческого метода Менделеева было полное "погружение" в интересующую его тему, когда в течение некоторого времени работа велась непрерывно, нередко почти круглосуточно. В результате внушительные по объему научные труды создавались им в поразительно короткие сроки. И все же история появления "Толкового тарифа" впечатляет: капитальное исследование объемом около 60 печатных листов, было написано Менделеевым всего за несколько месяцев 1891 г. Он считал необходимым как можно скорее представить публике имеющиеся в его распоряжении уникальные материалы, а также собственные оценки и суждения по судьбоносной для страны теме. Главы, выходившие из-под его пера, тотчас отправлялись в типографию. Позднее в одном из писем ученый вспоминал, что дело пересмотра и выработки таможенного тарифа "поглотило в свое время (1890-1892 гг.) все мое внимание и ответило моим самым заветным мыслям" [25, с. 33]. 
Обосновывая свою концепцию, Менделеев обращался к мировому и отечественному историческому опыту внешней торговли и таможенной политики, широко использовал собственные наблюдения и знания, полученные при изучении разных отраслей русской промышленности. По наблюдениям В.И. Ковалевского, "своим идеям о промышленности он пытался дать политическое, научное, философское и этическое обоснование. Логические построения его о промышленности категоричны, тоже имеют свои ряды, как бы «периодическую систему»" [38]. 

Касаясь вопроса о вкладе Менделеева в разработку теоретических основ покровительственной политики, следует отметить, что в 1880-е годы концепция таможенного протекционизма уже являлась прочным завоеванием экономической науки. В своих теоретических построениях Менделеев в основном следовал за Ф. Листом, который противопоставил космополитическому отвлеченному учению о "меновых ценностях" А. Смита и Ж.-Б. Сэя свою теорию "национальных производительных сил". Противопоставление выгод настоящего и интересов будущего является характерной и наиболее плодотворной идеей Листа в его теоретическом обосновании протекционизма. 

"Если ввозные пошлины требуют жертв в ценности, - отмечал он, - то эти жертвы уравновешиваются приобретением производительной силы, которая обеспечивает нации на будущее время не только бесконечно большую сумму материального богатства, но, кроме того, и промышленную независимость на случай войны" [39]. 
У Менделеева были предшественники и в России, где кристаллизация протекционистской идеологии продолжалась на протяжении всего XIX в. Н.С. Мордвинов еще в 1815 г. указывал на необходимость таможенной охраны отечественной промышленности, полагая, что "российский народ, если желает достигнуть полного своего благосостояния, не должен оставаться единственно при обрабатывании полей своих" [40]. Идея покровительства "мануфактурной деятельности" получила обоснование в экономических работах Е.Ф. Канкрина, придавшего таможенной политике России в период своего пребывания во главе финансового ведомства (1823-1844) строго охранительный характер [41]. С возвращением России в 1870-е годы к протекционизму интерес к вопросам теории международной торговли и государственного вмешательства заметно возрос. То было время, когда, по наблюдению современника, экономическая наука, "изборожденная вдоль и поперек самыми разноречивыми учениями", по вопросу о международной торговле находилась во власти двух враждующих лагерей, а "сторонники и противники протекционизма старались превзойти друг друга в своих увлечениях" [42]. 
Свою позицию Менделеев определял четко: "Я считаю долгом... открыто и громко сказать, что стою за рациональный протекционизм". Он подчеркивал, что не противопоставляет протекционизм фритредерству, считая обращение к ним целесообразным в определенных исторических условиях. Ученый писал: 

"Фритредерский образ действия подходит лишь к странам, уже укрепившим свою заводско-фабричную промышленность; ... протекционизм как абсолютное учение есть такой же рационалистический вздор, как и абсолютное фритредерство, и... протекционный способ действия совершенно уместен ныне для России, как был уместен и для Англии в свое время, когда ей грозило остаться разоренным и бедным островом Атлантического океана" [35, с. VIII]. 
Менделеев видел сущность протекционизма не в высоте пошлин на ввозимые товары и, тем более, не в запрете ввоза, а в создании экономических условий для развития промышленности. Ученый пришел к выводу, что правильным "толковым" тарифом следует считать только такой, в котором каждый вид и род товаров обсужден в отдельности, а не в какой-либо теоретической абстракции - фритредеров или протекционистов. 
"Следовательно, - заключал он, - кроме первичного протекционизма, желающего все и вся развить в своей стране и не допускающего к себе иноземных товаров, могущих производиться в своей стране, и кроме охранительного протекционизма, существует и... разумный протекционизм, который с полным расчетом всех естественных условий страны налагает соразмерно высокие таможенные пошлины на товары, имеющие все шансы развития их внутри страны" [35, с. 54, 46]. 
На конкретных примерах Менделеев показывает, сколь благотворно может быть разумное и выдержанное покровительство для России, которая уже переросла земледельческий период своей истории. Целью его тарифа было развитие и защита тех видов отечественных производств, которые доставят народу прочный заработок, а стране - необходимые товары. При этом, учитывая ограниченные возможности России в использовании свободных капиталов и специалистов, Менделеев считал необходимым "избрать немногие, но коренные промышленные дела, которые должны, вместе с ныне уже существующими, составить зерно предстоящего промышленного движения России" [32, с. IX]. Речь шла об угольной, металлургической, машиностроительной, химической отраслях. 
Первостепенное значение Менделеев придавал обоснованию принципов таможенного протекционизма. При разработке тарифа, по его мнению, следует исходить из того, что, 

во-первых, "таможенный тариф всегда будет делом времени, условий и обстоятельств страны, к которой прилагается", 
во-вторых, "от тарифа можно ждать вполне благоприятных плодов лишь тогда, когда он установлен прочно, когда к нему есть возможность приноровиться и когда его система отличается целостностью", 

в-третьих, тариф должен "ясно указывать всем и каждому его истинные цели и те начала, которые определяют размеры его таможенных окладов" [32, с. VII]. 

В статье "Оправдание протекционизма" (1897) Менделеев предостерегал от узкого понимания покровительственной политики и сведения ее только к одним таможенным пошлинам. По его мнению, 
"протекционизм подразумевает не их только, а всю совокупность мероприятий государства, благоприятствующих промыслам и торговле и к ним приноравливаемых, от школ до внешней политики, от дороги до банков, от законоположений до всемирных выставок, от бороньбы земли до скорости перевозки... Он обязателен и составляет общую формулу, в которой таможенные пошлины только малая часть целого". 
В статье получила развитие и другая основополагающая идея Менделеева - признание необходимости активного воздействия государства на экономику. Ученый подчеркивает, что государство обязано возбуждать, содействовать и охранять промышленность и торговлю своей страны всеми возможными способами. Годы, прошедшие после принятия тарифа 1891 г., по мнению Менделеева, показали правильность избранного курса в таможенной политике: тариф не уменьшил ввоза, таможенные доходы возросли, а вместе с ними возросли и общие доходы государства [43]. 
В то же время в высказываниях Менделеева нельзя не увидеть некоторого преувеличения роли протекционистской политики государства и возможностей ее благотворного воздействия на экономику. Он явно идеализировал индустриальное развитие, утверждая, что 

"если видно впереди мерцание зари общего мира и правомерного распределения возможного для стран и людей благополучия, то не иначе, как через посредство той же промышленности" [35, с. 1]. 
Справедливо обращая внимание на всеохватывающий характер капитала, Менделеев переоценивал его возможности в решении ключевых проблем мирового сообщества: 
"У капитала нет отечества: он, как и более высокие виды человечности - религия, художества, науки, - всемирен, назначен к мирному объединению людей и к уравниванию стран" [44]. 
Исследуя экономико-технические аспекты производства, Менделеев во многом игнорировал его социальную сторону. Оппоненты ученого справедливо указывали на недооценку им общественных факторов производства, нежелание видеть противоречивость капитализма и его "социальные язвы". Так, по поводу предложения ученого превратить миллионы сельских обывателей в пролетариев "Вестник Европы" указывал, что фабричная "цивилизация" в российских условиях "производит настоящее опустошение в трудящемся народе, губит его и физически, и нравственно... и едва оставляет в руках рабочих ничтожные крохи тех барышей, которые получаются фабрикантами и промышленниками", замечая при этом, что действительное благосостояние страны и народа "определяется материальным и нравственным бытом народных масс, а вовсе не количеством денежных оборотов крупной промышленности" [45]. По существу, речь шла о несовпадении векторов экономического и социального развития российского общества. Впрочем, неизбежность этого на том историческом этапе была очевидна и подтверждалась мировым опытом. 
* * *
Сторонники курса на индустриализацию в среде высшей бюрократии высоко ценили Менделеева как ученого и общественного деятеля, стремились полнее использовать потенциал его незаурядной личности. Особенно активно Менделеев сотрудничал с С.Ю. Витте в годы, когда тот занимал ключевые посты во властной иерархии и, опираясь на "высочайшую волю", в значительной мере определял экономическую политику империи. Идея "воспитательного протекционизма" Ф. Листа - таможенной защиты молодых отраслей национальной промышленности, пока они не достигнут уровня международной конкурентоспособности - стала ведущей в экономической политике нового министра. "Создание своей собственной промышленности - это и есть та коренная, не только экономическая, но и политическая задача, которая составляет краеугольное основание нашей протекционной системы", - отмечал Витте в 1899 г. [46]. В формировании этой системы Менделееву принадлежала значительная роль. 

Ученый оказал значительное влияние и на подготовленную в 1893 г. в финансовом ведомстве программу развития отечественной промышленности и торговли, участвовал в разработке таможенного тарифа 1903 г. В.А. Патрухин, работавший под его руководством в Главной палате мер и весов, вспоминал, что при Витте без заключения Дмитрия Ивановича не осуществлялось ни одно сколько-нибудь важное мероприятие, касавшееся торговли и промышленности [2, с. 156]. Его деятельность в этой области характеризовалась исключительным многообразием. Подготовку аналитических записок и заключений для министерств и ведомств ученый совмещал с работой на торгово-промышленных съездах и выступлениями в научных обществах; создание капитальных трудов (или глав в трудах) - с поездками для изучения отдельных экономических регионов страны; участие в многочисленных правительственных совещаниях и комиссиях - с выяснением состояния и экспортного потенциала конкретных отраслей и производств; работу на всемирных выставках и международных научных форумах -с газетными интервью и полемикой в прессе. 

В конце 1890-х годов в условиях очередного обострения борьбы по проблемам экономического развития страны Витте счел необходимым прибегнуть к авторитету Менделеева, но уже с целью воздействовать на самого Николая II. В 1897 г. ученый по просьбе министра направил императору письмо, в котором высказывался за сохранение преемственности и последовательности в экономической политике (курс на индустриализацию завещан Александром III), обосновывал умеренность и строгую обдуманность покровительственной системы в России, признавал неизбежность жертв протекционизма и т.д. [47]. За первым последовали еще два письма на высочайшее имя с доводами в пользу покровительственной системы и привлечения в страну иностранных капиталов (1898, 1901). По свидетельству самого Менделеева, его обращения "приняты были государем хорошо и некоторое действие произвели", а письмо об иностранных капиталах "государь пометил во многих местах и приказал напечатать и передать некоторым членам Государственного совета" [25, с. 105,129]. 

В 1902 г. в связи с работой Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности Менделеев представил в Министерство финансов докладную записку, в которой настаивал на борьбе с предрассудком об антагонизме между сельским хозяйством и фабрично-заводской промышленностью. Рассматривая сельское хозяйство как отрасль единого народно-хозяйственного комплекса, ученый указывал на необходимость оказания ему помощи через промышленное покровительство, так как оно не только не противоречит интересам сельского хозяйства, но, напротив, способствует его развитию. Менделеев пришел к убеждению, что, продолжая идти через колосящиеся хлебные нивы, столь привычные и дорогие русскому сердцу, Россия не достигнет благополучия и экономического процветания. Подчеркивая важность и необходимость "нормальной комбинации сельского труда с заводско-фабричным", он не был сторонником активных государственных мер, направленных непосредственно на подъем аграрного сектора и "считал всякое массовое вмешательство в это дело... совершенно ненужным и даже могущим быть чрезвычайно вредным" [48]. 
  Граф Витте

Граф С.Ю. Витте (1849-1915) -  
глава российского правительства в 1903-1906 гг.,  
почетный член Санкт-Петербургской Академии наук с 1893 г.  

Такая стратегия государства в области развития народного хозяйства была характерна для экономической "системы" Витте и в начале XX в. критиковалась представителями, пожалуй, всех частей российского политического спектра - от консерваторов-"охранителей" до социалистов. На менделеевские рассуждения о том, что "сельское хозяйство есть лишь увертюра промышленной эпохи, а само по себе [оно] ведет лишь к бедной скудости" [8, т. 21, с. 351], оппоненты ученого отвечали обвинениями его в игнорировании традиционного сельскохозяйственного уклада экономики страны и готовности ради индустриализации жертвовать интересами деревни. Либералы, например, выражали несогласие с идеей подъема сельского хозяйства исключительно через развитие промышленности и считали масштабы таможенного покровительства последней непосильным бременем для деревни. Главную причину бедственного положения села они видели как раз в недооценке значения правительственных мер, направленных на развитие сельского хозяйства, в невнимании со стороны властей и общественности к нуждам и интересам крестьянства [49]. 

Менделеевский план индустриализации на основе "рационального протекционизма" был так же противоречив, как и, по сути, проводимая на основе этого плана экономическая политика Витте. Не отрицая, разумеется, значение подъема индустриального сектора, следует признать, что "насаждение" промышленности без последовательных и, главное, результативных преобразований в деревне, реформ в социальной и политической сферах не могло не привести к нарастанию структурных диспропорций и, в конечном счете, к кризису всей социальной системы. Кроме того, реализация программы форсированной индустриализации уже в среднесрочной перспективе встречала серьезные затруднения, обусловленные спецификой российской политической надстройки. 

Веря в силу и действенность государственного вмешательства в экономическую жизнь, Менделеев считал возможным "сверху" развязать частную инициативу и поддержать конкурентную предпринимательскую среду. Однако объективная логика ускоренного развития приводила как раз к обратному - поощрению крупнейших фирм, имеющих наилучшие производственные показатели. Результатом были не только "особые" отношения между бюрократией и крупным капиталом (коррупция), но и те самые вскормленные государством монополии, об опасности появления которых предостерегал ученый, видя в них главное "зло" капитализма. Показательна в этом отношении отечественная нефтяная промышленность, на впечатляющие успехи которой в конце XIX в. часто указывал Дмитрий Иванович (в 1898-1901 гг. Россия была мировым лидером по нефтедобыче). Оптимистические прогнозы ученого относительно развития этой отрасли не подтвердились. Оказавшись во власти монополий, она вступила в период длительного спада, обеспечивая, однако, высокую норму прибыли для нефтепромышленников. 

На рубеже веков, когда в практике международной торговли ясно обнаружился переход ведущих мировых держав от автономной таможенной политики к системе конвенционных тарифов, Менделеев много внимания уделял подготовке торговых договоров с другими странами. При этом приходилось учитывать специфику предмета, сложности переговорного процесса, противодействие влиятельных кругов внутри страны и работать с большим напряжением, нередко в условиях крайнего дефицита времени. В январе 1906 г., за год до смерти, он писал тогдашнему главе правительства С.Ю. Витте по поводу проекта торгового договора России с Австро-Венгрией: 

"Вашему Сиятельству известно, что я готов внимательнейшим образом разбирать пункты таможенных обложений. Но на сей раз я лишен этой возможности, в особенности по той причине, что Вы изволили выразить желание без замедления получить мой ответ, который я спешу сделать по первому впечатлению, зная, что в делах этого рода всякие замедления могут быть пагубными" [50]. 
* * *
Как видим, проблемы торговой политики - одно из важных направлений в деятельности Менделеева как ученого до его последних дней. Его работы и выступления отличались ярким и образным языком, эмоциональной и заинтересованной манерой подачи материала, то есть тем, что было характерно для неповторимого "менделеевского стиля", производившего неизгладимое впечатление на современников. Сохранив до преклонных лет, по свидетельствам мемуаристов, "природную диковатость сибиряка, не поддававшуюся никогда никакому лоску" [51], Менделеев многие годы оставался на переднем крае борьбы за экономическое развитие страны. Современники отмечали, что его вера в могучую и многостороннюю силу промышленности была безусловна, беспредельна, носила некоторые черты фанатизма [38]. В открытой и честной полемике, казалось, он был непобедим. Однако бывали и поражения. Так случилось, например, в 1896 г. на торгово-промышленном съезде в Нижнем Новгороде. Обсуждение вопроса о таможенных пошлинах выявило не только разные мнения его участников, но и обозначило два противоположных лагеря -аграриев и промышленников. Как писал П.А. Бурышкин, 
"на этом съезде вопрос о пошлине на сельскохозяйственные орудия занимал одно из центральных мест, что дало повод опять вернуться к спору, привычному для России XIX века: земледельческая ли страна Россия и нужно ли в ней создавать или поощрять развитие промышленности... Аграриев возглавлял профессор Л.В. Ходский, а промышленников - профессор Д.И. Менделеев... На этом съезде одолели аграрии..." [52]. 
После острых столкновений по вопросам таможенной политики на съезде во фритредерских кругах появилось осуждающе-пренебрежительное выражение "менделеевщина", отражающее, по их мнению, ложное понимание потребностей экономического развития страны [ 53]. 
Среди критических стрел, выпускавшихся в Менделеева по вопросам таможенной политики, было немало отравленных завистью и неприязнью к ученому, обладающему высоким научным авторитетом и мировой известностью. Используемые при этом приемы зачастую были далеки от тех, что приняты в научных дискуссиях. В печати Менделеева обвиняли в некомпетентности в экономических и финансовых вопросах. 

Приведем фрагмент опубликованной в "Вестнике Европы" рецензии на ходатайства Императорского вольного экономического общества "Об изменениях в русском таможенном тарифе", дающий некоторое представление о том, какой характер приобретала полемика по вопросам таможенной политики. 

"В "ходатайствах"... отводится немало места опровержению каких-то произвольных и отчасти совершенно фантастичных взглядов и проектов, изложенных в записках профессоров технологического института Тавилдарова и Афанасьева, а также химика Менделеева; очевидно, эти ученые считали себя призванными решать мимоходом капитальные народно-хозяйственные вопросы, хотя последние не имеют ничего общего с предметами их постоянных занятий. Если Вольному экономическому обществу приходится защищать хозяйственные интересы страны от экономических теорий, придуманных химиками или технологами, то это доказывает лишь, что последние могли действительно повлиять на решение дела, не входящего вовсе в круг их компетенции. Тем приятнее видеть, что курьезные политико-экономические предположения этих оригинальных «сведущих людей» встретили надлежащую и своевременную оценку со стороны такого компетентного и авторитетного учреждения, как Императорское вольное экономическое общество" [54]. 
По мнению М.И. Туган-Барановского, ходатайство ИВЭО, будучи ярким образчиком чисто аграрной оппозиции росту промышленного капитализма, "дышит духом фритредерских журналов начала века". "Само собою разумеется, - продолжает экономист, - что подобного рода «ходатайства» не получили удовлетворения" [55]. 
В прессе звучали утверждения, что имя и авторитет Менделеева используются определенными кругами в узкокорыстных целях, указывали на личную заинтересованность ученого, выступающего в вопросах таможенно-тарифной политики выразителем интересов промышленников. Отзвуки подобных небеспристрастных оценок можно обнаружить и в энциклопедических изданиях того времени. "Участие Менделеева в разработке вопросов русской экономической политики не дало никаких плодотворных результатов. В публицистике он выступал как протекционист, представитель интересов крупного капитала и реакционер", - читаем в "Общедоступном энциклопедическом словаре" [56]. 

Менделееву приходилось опровергать обвинения в том, что его деятельность по пропаганде идей индустриализации была обусловлена личной заинтересованностью в делах определенных компаний: 

"Мой голос в свое время слышали в сферах как административных, так и предпринимательских. Последним я много помогал, не только советами, но и на практике, хотя всегда отказывался от принятия участия в выгодах, так как знал, что у нас это повело бы к ослаблению возможного влияния в руководящих сферах, и мои мысли не ограничивались узкими рамками какого-либо отдельного предприятия..." [25, с. 32]. 
В дневниковой записи от 10 июля 1905 г. ученый также отмечал, что свою задачу видел в привлечении капиталов к промышленности, 
"не мараясь соприкосновением с ними. Вот я - чрез И.А. Вышнеградского, в союзе с С.Ю. Витте - и стал протекционистом... Пусть тут меня судят, как и кто хочет, мне не в чем каяться, ибо ни капиталу, ни грубой силе, ни своему достатку я ни на йоту при этом не служил, а только старался и пока могу буду стараться - дать плодотворное, промышленно-реальное дело свое стране... Науки и промышленность - вот мои мечты..." [25, с. 36]. 
Позднее по поводу этой травли Витте писал о Менделееве: 
"Он был по тем временам ярый протекционист и, как это бывает обыкновенно со всеми выдающимися людьми, во время его жизни... подвергался со всех сторон самой усиленной критике", "его не выбрали в Академию наук и даже распускали инсинуации, что будто бы он, поддерживая в различных своих статьях и книгах промышленность и видя в ней всю будущность России, находится чуть ли не на откупе у некоторых промышленников, что, конечно, была злостная клевета" [57]. 
* * *
Появление могучей фигуры ученого-энциклопедиста и мыслителя было ответом на потребности пореформенной российской действительности. Творческий гений Менделеева был востребован обществом на этапе его перехода к индустриальной стадии развития в силу острой потребности в строгом естественно-научном и социальном знании. Размышляя над результатами своей многолетней научной деятельности и принимая вызовы времени, Менделеев все больше обращался к социально-экономической проблематике, исследовал закономерности исторического процесса, выяснял сущность и особенности современной ему эпохи. Не случайно в творчестве ученого, особенно в последние годы, значительное место стала занимать социально-философская публицистика. Примечательно, что такая направленность движения мысли является одной из характерных интеллектуальных традиций отечественной науки, достаточно назвать имена М.В. Ломоносова, В.И. Вернадского, А.Д. Сахарова... 
Профессор химии Л.А. Чугаев в одном из первых исследований жизни и творчества Менделеева характеризовал его не только как гениального естествоиспытателя, но и как глубокого знатока промышленности, особенно русской, оригинального мыслителя в области учения о народном хозяйстве, как ученого, обладающего государственным умом, "которому, к сожалению, не суждено было стать государственным человеком, но который видел и понимал задачи и будущность России лучше представителей нашей официальной власти" [58]. В этой характеристике нашли отражение те стороны личности Менделеева, которые с особой силой проявились в его деятельности по разработке и осуществлению таможенно-тарифной политики России. "Тарифные дела" оказались областью соединения естественно-научного, экономического и социального знания, синтеза теории и практики, к чему всегда стремился ученый. 

ЛИТЕРАТУРА

1. Каблуков И.А. Менделеев // Энциклопедический словарь. Изд. 7-е. Т. 28. Братья Гранат. Стб. 426. 

2. Д.И. Менделеев в воспоминаниях современников. М.: Атомиздат, 1973. 

3. Менделеев Д.И. Заветные мысли. М.: Мысль, 1995. 

4. Скворцов А.И. Менделеев как экономист // Русская мысль. 1917. № 2. Отд. 2. с. 65, 66. 

5. Берлин П.А. Русская буржуазия в старое и новое время. Л. -М.: Книга, 1925. с. 122-123. 

6. Троцкий Л.Д. Д.И. Менделеев и марксизм. Доклад IV Менделеевскому съезду по чистой и прикладной химии 17 сентября 1925 г. М. -Л.: Госиздат, 1925. с. 5, 17, 13. 

7. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 1. с. 457, 458; Т. 2. с. 186. 

8. Менделеев Д.И. Сочинения. Т. 1-25. Л. -М.: Изд-во АН СССР, 1937-1954. 

9. Кедров Б.М. Серьезные ошибки и упущения (О полном академическом собрании сочинений Д.И. Менделеева) // Вестник АН СССР. 1957. № 1. 

10. Гурвич Г.Ц. Экономические взгляды Д.И. Менделеева. Минск: Изд-во АН БССР, 1951. с. 44-48. 

11. Немчинов B.C. Экономические взгляды Д.И. Менделеева // Дмитрий Иванович Менделеев. Жизнь и труды. М.: Изд-во АН СССР, 1957. с. 106-107. 

12. Чубук И.Ф. Проблемы экономического развития России в произведениях Менделеева // История русской экономической мысли. Т. 2.4. 1. М.: Соц-экгиз, 1959. с. 179-181. 

13. Кириченко В.П. Выдающийся русский экономист Д.И. Менделеев // Менделеев Д.И. Проблемы экономического развития России. М.: Соцэкгиз, 1960. с. 8-9, 12 и др. 

14. Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М.: Международная книга, 1947. с. 284-293. 

15. Хромов П.А. Экономическое развитие России в Х1Х-ХХ веках. 1800-1917. М.: Госполитиздат, 1950. с. 265-267. 

16. Горчаков Р.С. Менделеевская программа индустриализации России // Ученые записки ЛГУ. Серия экон. наук. Вып. 1. № 241. Л.: Изд-во Ленингр. унта, 1957. с. 222. 

17. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. Т. 38. С. 264, 266. 

18. Дмитрий Иванович Менделеев. Библиографический указатель трудов / Под ред. В.П. Барзаковско-го. Вып. 1-4. Л.: Наука, 1969-1978. 

19. Менделеев Д.И. С думою о благе российском. Избранные экономические произведения. Новосибирск: Наука, 1991. 

20. Менделеев Д.И. Границ познанию предвидеть невозможно. М.: Советская Россия, 1991. 

21. Менделеев Д.И. К познанию России. М.: Айрис-пресс, 2002. 

22. Китанина Т.М. Д.И. Менделеев и проблема аграрной эволюции России на рубеже Х1Х-ХХ столетий // Интеллигенция и российское общество в начале XX века. СПб.: ИРИ РАН, 1996. с. 7-28. 

23. Синеок А.Н. Социально-экономический анализ факторов экономического роста в трудах Д.И. Менделеева. Дисс. канд. экон. наук. Барнаул: БГПУ, 1999. 

24. Брукс Н. Д.И. Менделеев как экономический советник российского правительства // Власть и наука, ученые и власть: 1880-е - начало 1920-х годов. СПб.: Дм. Буланин, 2003. с. 26^0. 

25. Архив Д.И. Менделеева. Автобиографические материалы. Сборник документов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1951. 

26. Менделеев Д.И. Об условиях развития заводского дела в России. СПб.: А.С. Суворин, 1882. с. 18,43. 

27. Смирнов Г.В. Менделеев. М.: Молодая гвардия, 1974. с. 264. 

28. История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 5. М.: Наука, 1968. 

29. Шапошников Н.Н. Таможенная политика России до и после революции. М. -Л.: Тип. им. Володарского, 1924. с. 18. 

30. Струве П.Б. Торговая политика России. СПб.: И. Трофимов, 1913. с. 238. 

31. Соболев М.Н. Таможенная политика России во второй половине XIX века. Томск: Сиб. товарищество печатного дела, 1911. С. 842, 850. 

32. Связь частей общего таможенного тарифа. Ввоз товаров. Докладная записка члена Совета торговли и мануфактур Д. Менделеева. СПб.: В. Демаков, 1889. 

33. Менделеев И.Д. Воспоминания об отце Д.И. Менделееве // Тищенко В.Е., Младенцев М.Н. Дмитрий Иванович Менделеев, его жизнь и деятельность. Университетский период. 1861-1890 гг. М.: Наука, 1993. с. 349. 

34. Ковалевский В.И. Воспоминания / Публикация Л.Е. Шепелева // Русское прошлое. Историко-документальный альманах. Вып. 2. СПб.: СП "Свелен", 1991. 

35. Менделеев Д.И. Толковый тариф, или исследование о развитии промышленности России в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года. СПб.: В. Демаков, 1892. 

36. Блок А.А. Письма к жене. Литературное наследство. Т. 89. М.: Наука, 1978. с. 130. 

37. Вейнберг Б.П. Из воспоминаний о Дмитрии Ивановиче Менделееве как лекторе. Томск: Тип. Губернского управления, 1910. С. 14. 

38. Ковалевский В.И. Памяти Д.И. Менделеева. Экономические взгляды Д.И. Менделеева // Записки Императорского русского технического общества. 1908. №1. с. II. 

39. Лист Ф. Национальная система политической экономии. М.: А.Э. Мертенс, 1891. с. 195. 

40. Мордвинов Н.С. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1945. с. 85. 

41. Граф Канкрин и его очерки политической экономии и финансии. СПб.: Тип. Академии наук, 1894. с. 193-213. 

42. Бенземан М.М. О таможенном покровительстве промышленности. Киев: К.Н. Милевский, 1891. с. 4,22. 

43. Менделеев Д.И. Оправдание протекционизма // Новое время. 1897. 11 июля. 

44. Д.И. Менделеев - Николаю II. Ноябрь 1898 г. // Научный архив Д.И. Менделеева при СПбГУ (НАМ СПбГУ). 1-я библиотека. Т. 1050. Док. 7. с. 10. 

45. Слонимский Л .3. Промышленные идеалы и действительность // Вестник Европы. 1891. №11. с. 343-344. 

46. О необходимости установить и затем непреложно придерживаться определенной программы торгово-промышленной политики империи. Всеподда-нейший доклад министра финансов С.Ю. Витте. Февраль 1899 г. / Публикация И.Ф. Гиндина // Документы по истории монополистического капитализма в России. М.: Изд-во АН СССР, 1959. с. 177. 

47. Д.И. Менделеев - Николаю II. Июнь 1897 г. // ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 308. Л. 1-8 об. 

48. Менделеев Д.И. К познанию России. М.: Айрис-пресс, 2002. с. 108. 

49. Билимович А.Д. По поводу книги Д.И. Менделеева "К познанию России" // Киевские университетские известия. 1907. № 4. С. 1-6. 

50. Д. И Менделеев - С.Ю. Витте. 17 января 1906 г. // НАМ СП6ГУ. 11-Ж-30-5-1. Док. 4. 

51. Д.И. Менделеев по воспоминаниям О.Э. Озаровской. М.: Федерация, 1929. с. 72. 

52. Бурышкин П.А. Москва купеческая. Мемуары. М.: Высшая школа, 1991. с. 90-91. 

53. Житков С.М. Менделеевщина, или ложное познание промышленности. СПб.: Луч, 1908. 

54. Излишества и увлечения протекционизма // Вестник Европы. 1890. № 12. С 809. 

55. Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое развитие русской фабрики в XIX веке. М.: Наука, 1997. с. 520,521. 

56. Общедоступный энциклопедический словарь. СПб., 1912. с. 192. 

57. Buттe С.Ю. Воспоминания. М.: Соцэкгиз, 1960. Т. 2. с. 570. Т. 1. с. 150. 

58. Чугаев Л.А. Дмитрий Иванович Менделеев. Жизнь и деятельность. Л.: Научное химико-техническое изд-во, 1924. с. 15. 
  
 
 

--------------------------------------------------------------------------------
 

О сайте
Порядок работы
Новости сайта
Контакт
Вверх .

Главная страница .

Rambler's Top100Rambler's Top100